НАПИСАТЬ ПИСЬМО ПРИГЛАСИТЬ НА ВЫСТУПЛЕНИЕ
Воровство сознания
6 Июля 2014

У меня есть личная больная тема – обманутые ожидания. Обычно, видя возможность для сотрудничества, я открыто и прямо приглашаю людей к совместной деятельности. Я открывался людям, первым делал несколько шагов навстречу, вкладывался в то, что мне казалось общим делом. К моему разочарованию, другая сторона в большинстве случаев вела себя не так, как я рассчитывал. Обещания, эмоциональные заверения не подкреплялись ответными действиями. Было обидно. Термин «воровство сознания» существует многие столетия – именно этим занимаются люди, которые искусно имитируют искреннюю заинтересованность и втираются в доверие, хотя вовсе не собираются давать то, что обещают. 

Поделившись с несколькими десятками друзей-предпринимателей, я обнаружил, что эта проблема не только моя, она волнует всех. Владельцы бизнеса в той или иной мере страдают от недостатка лояльности, готовности окружающих сотрудничать честно и открыто. Исследуя этот вопрос глубже, я обнаружил, что не удовлетворен большей частью своих взаимоотношений – это касается и отношений с наемными сотрудниками, и с бизнес-партнерами. Поддержка, которую я оказываю людям, чаще всего остается односторонней или не уравновешенной адекватной поддержкой с другой стороны.

Можно сказать, что такова судьба предпринимателя. Он всегда «на грани»: делает больше, чем позволяют его силы, занимается тем, что ему не по зубам, и готов много отдавать в надежде что-то получить взамен. Из десяти человек, с которыми я начинаю сотрудничество, двое хотели брать по максимуму, не заботясь о моих интересах, еще двое здорово поддерживали, а остальные были «ни то, ни се». В целом, такая система для меня работала скорее в плюс, но чем дальше, тем больнее и неприятнее было мириться с воровством сознания. Пришлось признать, что большинство людей не ценят открытость. Но это еще не повод возмущаться. Природа наемного сотрудника обычно не позволяет ему делать сверхусилие, жить в режиме перегрузки, привычном для предпринимателя. И предприниматели тоже разные – иногда хотят быть открытыми, иногда не хотят. Я не пытаюсь изменить человеческую природу. Все, чего я хочу – это честные взаимоотношения при любом уровне обязательств и любом уровне доверия. И сейчас, избавившись от своих наивных ожиданий, я сам беру ответственность за «легализацию» этих отношений.

Сотрудник или партнер, ворующий сознание, может делать это разными способами. Человек, выражающий готовность оказать поддержку, облекает свое обещание в слова, мимику, жесты, поведение. Он посылает сигнал «я о тебе тоже позабочусь», но на самом деле разыгрывает этот спектакль из корыстных побуждений. Часто сотрудники даже не подозревают, насколько серьезны ожидания предпринимателя, как велика его потребность в поддержке – для них это просто разговор, общие слова, не подразумевающие реальной ответственности. Обычный итог таких несовершенных отношений – разочарование: взаимоотношения не честны, результаты работы неудовлетворительны. Приходится расставаться с плохими чувствами. Сотрудник недоумевает: «Да что вообще от меня хотят?» А предприниматель расстроен тем, что опять понадеялся «не на того».

Одно из возможных решений проблемы – прописывать взаимные ожидания. Неважно, что договоренность не будет иметь юридической силы. Простая фиксация обязательств на бумаге обладает магическим действием. Часть людей сразу откажутся подписаться под теми обязательствами, которые они с легкостью декларировали в устной форме, или неожиданно поймут, что за исполнение полного перечня обязанностей им нужно больше платить. И это нормально. Если сотрудник получает больше, ответственность у него выше, и это позволяет владельцу бизнеса требовать быстрых результатов, а не ждать месяцами. В любой момент я могу заглянуть в документ и убедиться, делает ли человек то, о чем мы договорились. Если хотя бы по одному пункту договоренности нарушаются, у меня появляется основание считать человека ненадежным, не доверять ему более. В таких сотрудников я не стану много инвестировать – я буду рассматривать их не как ценный актив, а как сдельщиков, которые лишь заинтересованы получить деньги в обмен на свой труд. Я принимаю и «товарно-денежные» отношения, но ценю их гораздо меньше, поскольку настоящее сотрудничество возможно только с теми, кто готов идти на сближение – а не симулировать его.