НАПИСАТЬ ПИСЬМО ПРИГЛАСИТЬ НА ВЫСТУПЛЕНИЕ
Зачем нужны журналы? Да низачем не нужны
14 Мая 2010

"Зачем нужны журналы, когда есть Интернет? Да ни зачем не нужны" —  ответил основатель и гендиректор компании Gameland Дмитрий АГАРУНОВ на вопрос ведущего программы «Время предпринимать» радио Finam.fm Глеба Архангельского.

13 декабря 2010 года Арагунов и его коллега Дмитрий МЕНДРЕЛЮК, президент и основатель ИД «Компьютерра», приняли участие в эфире радиостанции, где и обсудили последние тенденции медиарынка и общую ситуацию в издательском бизнесе.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Добрый вечер.Поговорим мы сегодня об издательском бизнесе, то есть о том, с чем каждый из нас сталкивается каждый день. Хотя Интернет стремительно вытесняет бумажные издания, однако же и они подстраиваются, делают сайты. В любом случае, какой-никакой журнальчик в самолете или бизнес-центре каждый из нас хотя бы раз в неделю наверняка листает.

Сегодня разобраться в том, как устроен издательский бизнес, есть ли там ниши для старта, каковы эти ниши, как вообще устроена эта отрасль, нам помогут два человека, которые исчерпывающе в этом разбираются, абсолютно в этом бизнесе успешны. Первый наш гость – Дмитрий Агарунов, основатель и гендиректор компании Gameland. Добрый вечер, Дмитрий.

АГАРУНОВ: Добрый вечер.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Несколько слов о вашей компании, о том, какие журналы издаете, о том, как вы вообще видите компанию свою, основное предназначение, основное ее занятие, и чем вы, в общем гордитесь в том, что вы делаете.

АГАРУНОВ: Основал я компанию в 92-м году, это было торговое предприятие. Сначала импорт всего что угодно, потом видеоприставок, и потом небольшая розничная сеть по торговле новейшими видеоприставками. В настоящий момент нас, наверное, более правильно назвать медийной компанией, у нас 18 журналов, телеканал, много разных других активностей в основном связанных с медиа.

Чем я горжусь? Ну, я, наверное, горжусь тем, как мы строим взаимоотношения внутри компании, этому посвящено 90% моего времени. Мне кажется, мы там каких-то космических высот достигли в области взаимопонимания, взаимоподдержки. Наша миссия – поддерживать самореализацию людей, самореализацию их талантов.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это Дмитрий Агарунов, основатель и гендиректор компании Gameland. Второй гость – Дмитрий Мендрелюк, президент и основатель издательского дома "Компьютерра". Добрый вечер, Дмитрий.

МЕНДРЕЛЮК: Добрый вечер.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То же самое. Несколько слов о вашем издательском доме, о том, чем вы гордитесь, что делаете. Многие знают, читают ваше издание.

МЕНДРЕЛЮК: Даже не знаю, как правильно сформулировать. Я бы сказал, наверное, что сейчас издательский дом находится на таком перепутье, и я бы, может быть, по ходу программы расшифровал, что я имею в виду. Скажем так, я рассредоточиваю все старое, что у меня было, и готовлю некую энергию для неких новых проектов.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это Дмитрий Мендрелюк, президент и основатель издательского дома "Компьютерра".

Надо сказать, что это два человека, которые издают, насколько мне известно, ровно два присутствующих в России журнала о бизнесе, для бизнеса и о том, как бизнес делать. Как раз издательский дом Gameland и издательский дом "Компьютерра". И, надо сказать, одна из первых моих вообще, в принципе, в жизни серий деловых статей была сделана вот в том самом журнале, который делал Дмитрий Мендрелюк, когда только-только начинал журнал. Поэтому у меня с этим связаны особые лирические воспоминания.

И первый вопрос, который я хотел бы задать моим гостям – вопрос, пришедший уже через сайт. Я напомню, мы в прямом эфире, на сайте finam.fm можно задавать вопросы гостям, и по телефону 65-10-996. Приветствуются ваши мнения по теме, а так же о том, что читаете, как читаете, куда развивается издательское дело. И, конечно, вопросы к гостям, которые в этом очень хорошо разбираются.

И вот первый вопрос, который пришел: "Спасибо Дмитрию Агарунову за журнал "Total Football". В чем будущее издательского бизнеса? Когда есть Интернет, соцсети, зачем нужны журналы? Как вы видите свой бизнес через 5 лет?" Адресую этот вопрос обоим моим гостям.

АГАРУНОВ: Зачем нужны журналы, когда есть Интернет? Да ни зачем не нужны. Люди выбирают получение информации именно в такой форме, мы ее и делаем, мы никаким образом к бумаге не привязаны. Вы знаете, нажать кнопочку и продавать через Интернет, собирать деньги, было бы для меня, наверное, намного более легким способом, вместо того, как сейчас...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: С типографиями возиться, с доставками, логистикой.

АГАРУНОВ: Да. Но люди выбирают, они хотят платить именно за бумажные журналы, и мы делаем бумажные журналы.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Таких людей становится меньше, больше или не меняется их число?

АГАРУНОВ: Я думаю, что если в целом по печати их точно становится меньше, если говорить о наших журналах, то, вот резко после кризиса если взять, то их стало чуть меньше. По каким-то – больше, по каким-то – меньше.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это мнение Дмитрия Агарунова, основателя и гендиректора компании "Gameland". Тот же вопрос Дмитрию Мендрелюку.

МЕНДРЕЛЮК: Я думаю, несомненно, роль бумажных журналов падает. Это объективные процессы, они идут во всем мире, не имеет смысла это обсуждать. Есть как бы неравномерное снижение, в Москве оно чуть больше. Это зависит от проникновения Интернета, от уровня социальной мобильности человека и так далее. Чем дальше в регионы, например, там чуть меньше падение.

Ну, собственно, и по социальному статусу журнала. Чем выше социальный статус журнала, тем быстрее происходит падение, скажем так. Кроссворды и какая-то желтая пресса, она меньше гораздо падает.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть кроссворды в электричках люди продолжают решать бумажные, а не с iPad, естественно.

МЕНДРЕЛЮК: Ну, очевидно, что газеты или какие-то издания для старшего поколения, они в меньшей степени падают. Молодежь... Как бы целое поколение вырастает, которое вообще не читает.

Что касается ответа на вопрос о будущем издательского бизнеса. Я периодически об этом думаю, и мне кажется, что в ближайшее время начнет меняться сам смысл издательского бизнеса. Потому что мне кажется, что до сих пор... Что такое издатель был? Издатель – это человек, который все организовывает, который нанимает журналистов, который нанимает верстальщиков, исполнителей процесса, нанимает команду, которая все это монетизирует и так далее, и извлекает из этой организации прибыль. Я думаю, что не за горами тот момент, когда некие группы исполнителей будут нанимать издателя себе. То есть какие-то творческие коллективы, возможно... То есть это будет такой сервис, онлайновый сервис помощи людям в монетизации их активности.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть, по сути, производитель этого контента станет на первое место по сравнению с организатором, издателем?

МЕНДРЕЛЮК: Для меня это аналогия как с музыкой. Вот есть, условно говоря, продюсер какой-нибудь эстрадной певицы, который царь и бог. Он ее придумал, он ее вытащил, он на ней зарабатывает деньги. Завтра ему надоест – он ее убрал, заменил на нового исполнителя и так далее. Он главный в процессе. И есть другие группы, условно говоря, группа "Аквариум". Группа "Аквариум" нанимает директора для обеспечения неких своих потребностей и директор там далеко не самый главный человек. Ну, это такие полюса, скажем так. Вот мне кажется, что издательский бизнес движется в сторону группы "Аквариум" от эстрадной модели.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: В сторону обслуживающего группу "Аквариум". Спасибо, Дмитрий. Это мнение Дмитрия Мендрелюка, президента и основателя издательского дома "Компьютерра".

Вопрос тогда такой. Объективная тенденция – бумага отмирает, но есть какие-то онлайновые формы издательского бизнеса. Где правильнее начинать, где ниша для старта? Только ли в Интернете или в бумажной прессе, в бумажных СМИ тоже есть смысл стартовать, если она уж не совсем отмерла пока, а все-таки кто-то зачем-то покупает бумажные журналы?

АГАРУНОВ: Ну, я скажу вам такие цифры, возьму на себя смелость. Вот из всех моих знаний по западному, американскому рынку, по российскому, ну, буквально доли процента успешных медийных сайтов, и 90% прибыли медийные компании получают от бывших издательств или сегодняшних издательств именно от бумажных версий. Поэтому торопиться пока еще не стоит. Не существует, не найдено пока медийных моделей прибыльных для издательского бизнеса. Это первая часть.

Теперь, как начинать. Безусловно, можно начинать, и в последние два года мы видим и в России было начато несколько проектов. Безусловно, специализированный сайт в Интернете стоит намного дешевле, чем запуск бумажного журнала...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: На ту же тему для той же аудитории.

АГАРУНОВ: Да. Но доверие к нему будет совершенно другое как со стороны читателей, так и со стороны рекламодателей.

МЕНДРЕЛЮК: Как это ни парадоксально, притом, что кажущийся порог вхождения в онлайновый бизнес издательский нише...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Ну, дизайн сайта, некая реклама, авторский коллектив.

МЕНДРЕЛЮК: Да, да. Ты на любом движке делаешь себе какой-то а-ля блог... И на самом деле, мне кажется, сложность вхождения в этот бизнес, она одинаковая примерно сложность. То есть это зависит не от среды, в которой ты, а от того, кто это начинает. То есть человек, который не умеет ни писать, ни маркетинговыми, ни журналистскими навыками не обладает... Я бы не совался ни туда, ни сюда.

Но есть большая разница – человек, который умеет что-то одно и очень хорошо, если он гениальный журналист... Организовать сегодня журнал какой-то сложно, а организовать сайт, который рано или поздно, если ты какой-то гениальный просто журналист, у тебя есть возможность собрать вокруг своего сайта большое количество людей. Как ты его будешь монетизировать – это вопрос открытый, он не очень понятен. Но то, что ты можешь собрать большую аудиторию, и мы видим это по топовым блогам, вполне себе СМИ, посещаемость которых обгоняет очень многие формально зарегистрированные СМИ.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: И стоимость рекламы в которых может быть сопоставимой.

МЕНДРЕЛЮК: Сопоставимой или может быть выше.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это мнение Дмитрия Мендрелюка, президента издательского дома "Компьютерра".

Ну вот, возвращаясь к идее Дмитрия Агарунова, что сайт все-таки труднее монетизировать, что не так хорошо это придумано. А какая монетизация в бумажном издательском бизнесе? Это же и там, и там стоимость рекламы. Я так понимаю, стоимость самого журнала, самой этой брошюрочки, она ничтожно малую долю заработка издателя дает.

АГАРУНОВ: Ну, я не знаю, как у кого, у нас это 50%. Так что это...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть стоимость самого журнальчика это тоже заработок, это не просто носитель рекламы...

АГАРУНОВ: Почему журнальчик? Посмотрите, это разве журнальчик? Это супермегажурналы, которые у вас на столе лежат.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Мне просто казалось... Может быть, это заблуждение обывателя такое, что вот эта красивая цветная печать, вот это толстое издание, оно само должно стоить даже дороже, чем за сколько его продают, а весь заработок уже на рекламе.

МЕНДРЕЛЮК: Да, такое часто бывает, это зависит от ниши. Наверное, Дмитрий согласится, что есть какие-то журналы, которые могут вообще приносить ноль с точки зрения продаж бумажной копии, а есть журналы, которые приносят 90% дохода именно с продажи. То есть, есть ориентированные на рекламу... Это даже не журналы, а ниши на рынке. Есть ориентированные на реклама, а есть ориентированные на читателя. Это испокон веков было и это, в общем, остается.

АГАРУНОВ: Ну а мы выбрали сбалансированную модель, 50 на 50.

МЕНДРЕЛЮК: Другое дело, что... Я не знаю, Дмитрий согласится или нет, он может быть чуть больше в этом задействован. Бутылочным горлышком в этой системе всегда была система продаж журнала, донесение до читателей. То есть ты можешь выпускать журнал в какой-то нише, по рыбалке, например, или про футбол, и, условно говоря, миллионы людей, которые интересуются футболом, могут так и не столкнуться в этой жизни с твоим журналом. Это реальная проблема. В отличие от Интернета, где чуть проще донести до потенциального читателя, если он ищет такой журнал.

Мне кажется, что сейчас это бутылочное горлышко сейчас еще больше сужается. То есть, очевидно, испытывают проблему системы дистрибуции прессы. Не знаю, насколько она рано или поздно разрешится, но по-прежнему остается узким горлышком.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Это отдельный большой вопрос дистрибуции с сетями. А можно в завершении первого блока, первой части, какой-то простой пример журнала, ориентированного на рекламу, и простой пример журнала, ориентированного на читателя, который не на рекламе в основном зарабатывает. Я правильно понимаю, что журнал "Если" с фантастическими рассказами, в котором практически нет рекламы, это журнал, ориентированный на читателя, а "Космополитен", который нашпигован рекламой, скорее, журнал, ориентированный на рекламу?

МЕНДРЕЛЮК: Ну вот, многие любят приводить пример такой – газета "Здоровый образ жизни". Я ее, правда, ни разу не видел, я все время слышу о ней. Она такая Web 2.0, создается читателями, стоит каких-то приличных денег для бабушек и дедушек, и она живет только на подписке, только на продаже.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Практически без рекламы. Спасибо, Дмитрий. Напомню, друзья, в эфире программа "Время предпринимать", говорим мы сегодня об издательском бизнесе. В гостях у нас: Дмитрий Агарунов, основатель компании "Gameland", и Дмитрий Мендрелюк, создатель издательского дома "Компьютерра". Уходим на небольшую паузу, оставайтесь с нами.

 

Реклама.

***

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Добрый вечер, друзья. В эфире "Время предпринимать", с вами ведущий программы Глеб Архангельский. Говорим мы сегодня об издательском бизнесе, в студии в нас: Дмитрий Агарунов, основатель и гендиректор компании "Gameland", и Дмитрий Мендрелюк, президент и основатель издательского дома "Компьютерра".

Говорили мы о том, как устроен рынок, умирает бумага или не умирает, как это монетизируется, уже какие-то полезные вещи узнали. И вот теперь очень традиционный для нашей передачи вопрос: ниша для стартапа, где правильно начинать, где правильно входить? Вот, я смотрю, в одном из своих интервью Дмитрий Агарунов сказал, что ваш козырь – это то, что вы не боитесь сделать много разных журналов, хороших журналов для очень узкой целевой аудитории. Это ли правильная стратегия для того, кто начинает, найти какую-то узкую группу, или не только? То есть где искать вообще поля, почву, ниши для стартапа?

АГАРУНОВ: Мой ответ: искать ее там, где есть глубокое понимание предмета и есть четкий...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть я сам как стартапер, как начинающий бизнесмен должен очень хорошо разбираться в этой теме. Я делаю журнал про ловлю соколов в горных равнинах.

АГАРУНОВ: Именно. И иметь четкий спрос со стороны рекламы и со стороны читателей. Например, если это пять шейхов Аравийского полуострова и они платят по 10 тысяч за журнал, эта модель вполне может быть живая. Вот у меня два правила.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть ваш ответ, по сути, такой нишевой ответ. Дмитрий?

МЕНДРЕЛЮК: Ну, я не очень понимаю вопрос. Мне кажется, если человек заточен на какие-то стартапы, у него такой вопрос не стоит. Если у человека такой вопрос стоит, наверное, ему стоит повременить с открытием стартапа. Это мое мнение. Вот, примерно так.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Как себя проверить? Например, работает человек в издательском бизнесе, то ли он редактор, то ли он рекламу продает в каком-то журнале, то ли он руководит подразделением в издательском доме. И вот есть такое ощущение, что может быть, я был бы силен сделать что-нибудь свое. Как себя проверить, стоит ли тебе делать свое или повременить?

МЕНДРЕЛЮК: Я бы еще одну ремарку сделал. Мне кажется, что бывают ситуации, когда человек издает, условно говоря, компьютерный журнал, и говорит: "Чего-то мне не нравится, не ценят меня, пойду-ка я в свой компьютерный журнал". То есть так бывает, наверное, в теории, хотя я такого не очень-то помню в своей жизни. От меня уходили сотрудники, чего-то организовывали, не очень получалось.

Но все равно ты будешь догоняющим, то есть все стартапы, которые выстрелили, о которых мы говорим, они не только удовлетворяли спрос, они создавали спрос всегда. Когда появляется что-то, чего еще нет. И одна из задач – предугадать, что этот спрос будет со стороны потребителя. Так рождаются, условно говоря, легендарные какие-то компании и так далее. То есть не надо бояться экспериментировать, надо пытаться делать что-то, чего до сих пор не было. И вот если у тебя рождается какая-то цельная модель того, чего до сих пор нет на рынке, например, тогда точно стоит. То есть лучше попробовать и пускай не получится, чем потом мучиться, что у тебя была хорошая идея и...

Я знаю пару человек, которые тоже известны на нашем рынке, у которых был продукт а-ля "Яндекс" и "Рамблер", но до появления "Яндекса" и "Рамблера". Это тоже успешные бизнесмены, но, в общем, наверное... Ну, не то, чтобы они сейчас жалеют, потому что они успешные, но, в общем, таки есть.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Вопрос такой: может ли в этом смысле Интернет быть индикатором интереса? Например, многие люди читают блог Навального о том, кто в какой нефтяной компании и сколько денег разворовал при строительстве нефтепровода. Но мне неизвестно, чтобы был бумажный журнал, что-то вроде интриги расследования российской коррупции. Можно ли мыслить таким путем? Посмотреть, чем интересуются люди в Интернете и родить из этого классический журнальный издательский проект бумажный?

МЕНДРЕЛЮК: Мне кажется, это не совсем правильный пример, потому что то, что делает Навальный, хотя он открыл сейчас отдельный сайт, у него не только блог, но и открылся отдельный сайт по этому поводу, это все-таки некое протестное. Когда ты делает протестное, то у тебя слишком много узких мест получается. Тебе могут запретить печатать, тебе могут запретить еще что-то такое. Насколько я понимаю, сам Алексей живет не в России, и из Йельского университета, наверное, чуть легче вещать про откаты, распилы и так далее. Опять же, это не совсем правильный пример, наверное.

С другой стороны, есть пример Темы Лебедева, у которого аудитория его блога превосходит по посещаемости 95% сайтов, которые зарегистрированы в этой стране, которые зарегистрированы как медиа.

АГАРУНОВ: Ну, мой ответ положительный. Конечно, можно и нужно смотреть любые источники, где мы видим интерес людей. Другое дело, что интерес людей есть двух видов – интерес бесплатный и платный. То есть интерес к "Mercedes" и "Bentley" нельзя один к одному переводить в интерес сколько будет покупок или интерес сколько кто купит какую-то платную информацию. Можно не доходить до бумажного журнала, посмотреть, сколько людей будет платить за то же самое. Поэтому здесь я предлагаю не забывать о важной части – заплатить.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть блог Навального или Темы я с удовольствием прочитаю бесплатно, а будут ли я потом за что-то платить...

АГАРУНОВ: Если он будет стоить 1 рубль в день, как упадет аудитория. Я на выставке раздавал и 30 и 40 тысяч журналов бесплатно. Тиражи очень большие. Поэтому здесь важный вопрос – поглядеть или заплатить.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это Дмитрий Агарунов, создатель компании "Gameland".

МЕНДРЕЛЮК: В общем, это не очень и требуется на самом деле в Интернете. В Интернете очень много сервисов, которые монетизированы, все-таки преобладает рекламная модель. Другое дело, что оно не совершенно и тоже является неким бутылочным горлышком... Я периодически участвую в дискуссиях на эту тему. Я думаю, что рано или поздно придумается система, которая будет позволять монетизировать не только СМИ, но и, условно говоря, блоги Навального, корпоративные какие-то сайты, и какие-то видел, которые сняты под рубрикой "Вы очевидец" и так далее. То есть сейчас такой системы нет.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Возвращаясь к бутылочному горлышку и к классическому бумажному издательскому бизнесу. Я довольно хорошо знаком с книжным бизнесом как автор книжек, и я понимаю, что там самое сложное, самое интересное с точки зрения бизнесмена издателя – это как раз сети. Где там оптовики, где книжные магазины. И ты можешь издать замечательную книжку отличного автора с прекрасной обложкой, но если эта книжка не стоит на полках магазинов и люди не могут ее просто купить, то вряд ли этот проект будет успешен. Насколько я понимаю, в бумажном издательском бизнесе что-то очень похожее, то есть если журнальчик лежит на полочке в ларьке "Союзпечати"...

АГАРУНОВ: Не только в бумажном, так же и в молочном бизнесе, и в любом другом. Это совершенно никакой специфики нет у издательского бизнеса, мне кажется, в этом вопросе.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Тогда как начинающему предпринимателю, который хочет сделать вот такой издательский проект, как ему начинать себя готовить к этому, как искать возможности...

АГАРУНОВ: Осознавать стоимость этого горлышка, сколько стоит место на полке, сколько стоит доступ в сеть.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Это всегда просто деньги или это какие-то технологии, знания?

МЕНДРЕЛЮК: Как правило, просто деньги. Эта структура, она крайне не гибкая на самом деле. Система дистрибуции журнала, она крайне не гибкая. Там деньги, там никого... Я не знаю, Дмитрий согласится со мной или нет, но там мало кого интересует, насколько у тебя интересная...

АГАРУНОВ: Они выполняют работу транспорта, их ничего не должно интересовать.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Но там есть какие-то ступенечки, что в эту сеть войти проще и дешевле, а в эту труднее?

АГАРУНОВ: Конечно, есть. Но в целом это деньги, чуть больше, чуть меньше. Обычно это недооценивается. А во втором я с Дмитрием согласен. Если это "Гарри Поттер", то сеть бегает за тобой.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Если ты создал новый журнал, сеть за тобой бегать не будет.

АГАРУНОВ: Да, но если на журнале что-то такое, что люди хватают и расхватывают, то сети за тобой тоже бегают. Поэтому здесь... Если у нас есть способность создавать продукт, восхищающий людей, сеть становится бесплатной.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Вот вы сказали "люди хватают и расхватывают". Очень хорошая формулировка. Из опыта, что люди хватают и расхватывают? Вот какие-то безошибочные, "кликабельные", как это любят называть в Интернете, темы, которые всегда люди покупают, всегда этим интересуются?

АГАРУНОВ: Ну, у меня было несколько таких проектов. Один из них – мой первый проект, который совершенно случайный – "Страна игр". Мы не успевали просто отгружать, каждый месяц удваивали тираж, всегда было мало, брали предоплату наличными. Ну, это где-то год продолжалось, потом спрос насытился, было какое-то равновесие, через несколько лет началась какая-то конкуренция.

МЕНДРЕЛЮК: На самом деле это вечная тема. Что-то интересное, оно найдет спрос. Условно говоря, если мы перенесем в Интернет, если ты написал что-то такое, откровение, сенсацию или какой-то эксклюзивный материал, возможно, какие-то сотни, тысячи, миллионы просмотров. Все будут тебя перепечатывать, все будут ссылаться на тебя. А если говорить по нишам... Я не очень хорошо знаю. Наверное, там есть какие-то "желтые" новости, есть какие-то светские сплетни, есть какие-то... Это в обратной пропорции находится.

АГАРУНОВ: Я думаю, задачи не стоит такой ставить, где найти, чтобы всем...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Раз и выстрелило. Такого не будет.

АГАРУНОВ: Бывает, иногда случайно, иногда неслучайно, какие-то есть гениальные компании, которые производят такого рода продукт дефицитный. Но в целом постоянно создавать хиты не получается практически ни у кого.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Надеяться на то, что ты придумаешь что-то хитовое, не стоит?

АГАРУНОВ: Придумывать надо все время, конечно.

МЕНДРЕЛЮК: Возвращаясь к теме разговора. Медийный бизнес не отличается от обычного бизнеса. Если меня спросят о том, чем вообще можно заняться сейчас не медийным, а вообще, ну, я могу перечислять: займитесь биотехнологиями, займитесь энергетикой альтернативной, это огромные деньги на рынке и так далее. Толку-то, если человек представления не имеет о биотехнологиях, какой смысл ему это советовать?

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть старые протестантские вещи – изучить отрасль, много и серьезно работать...

АГАРУНОВ: Почему это протестантские? И до протестантства эти вещи работали. Здравый смысл был и до протестантства!

МЕНДРЕЛЮК: В этом смысле медийный бизнес мало отличается от чего бы то ни было. Если ты какую-то вещь делаешь хорошо – у тебя получится. Будь то сервис, будь то журналистика, будь то...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо. У нас есть звонок. Добрый вечер, Мария, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я бы хотела задать такой вопрос по закрытым хорошим изданиям. Вот гости говорили, что есть издания для читателей, рекламодателей. Но вот был журнал "Newsweek" и по всем параметрам он был хорош, но его закрыли. Почему ваши издания живут, а вот такие хорошие, это, конечно, не единственный пример, их закрывают? Это ошибка в бизнесе или в чем?

АГАРУНОВ: Ну, мои некоторые тоже не живут. Мы очень много закрыли журналов, поэтому... Здесь что-то получается, что-то не получается.

МЕНДРЕЛЮК: Мне кажется, "Newsweek", несомненно, хороший продукт, но он очень не массовый продукт. Закрылся по экономическим показателям. При этом в этом издательском доме существует довольно много остальных успешных изданий.

АГАРУНОВ: Есть суперуспешный "Forbes".

МЕНДРЕЛЮК: То есть, на мой взгляд, это отсутствие традиций. У нас в стране, к сожалению, нет традиции чтения таких журналов как "Newsweek".

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: А насколько, кстати, западный опыт переносим, приложим. Вот "Ведомости" – блестящий совершенно проект, который читается огромным количеством людей, очень уважаем. Понятно, что полезно изучать чужой опыт, но насколько он транслируем в Россию?

АГАРУНОВ: Мне кажется, очень нужен западный опыт, просто потому что, как правило, там есть больше аналитики из-за масштабов, больше возможности создать высококачественный продукт. При этом должна быть локализация. Вот эта пропорция считается 20 на 80. Но в целом...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: 20 на 80? Что именно?

АГАРУНОВ: Ну, должно быть 20% строго западного, иностранного контента, и 80 своего. Но большие аналитические статьи, они могут быть в основном западные, часто у нас некому их написать.

МЕНДРЕЛЮК: Я не знаю, если честно. Я никогда не смотрел в сторону западного контента, поэтому я тут не очень... Вот мы с Дмитрием знакомы лет 17-18, наверное, и надо отметить, что у нас принципы ведения бизнеса отличаются диаметрально противоположно. В том смысле, что Дмитрий очень системный человек, он строит бизнес системно, а я строю бизнес совершенно антисистемно, эмоционально и так далее. Мне все время хочется создать что-то такое, чтобы сказали "ух!". Есть получается, то я удовлетворен, если не получается, то я, в общем...

АГАРУНОВ: Ну, наверное, потому что я не журналист, никогда им не был.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо. Напомню, друзья, в эфире программа "Время предпринимать", с вами я, ведущий программы Глеб Архангельский. В гостях у нас: Дмитрий Агарунов, основатель "Gameland", и Дмитрий Мендрелюк, основатель, создатель издательского дома "Компьютерра". Уходим на небольшую паузу, оставайтесь с нами.

 

Реклама.

***

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Добрый вечер, друзья. В эфире "Время предпринимать", говорим мы сегодня об издательском бизнесе. В студии я, ведущий программы Глеб Архангельский. В гостях у меня Дмитрий Агарунов, основатель "Gameland", и Дмитрий Мендрелюк, создатель издательского дома "Компьютерра".

Мы говорим о том, как устроен издательский бизнес, где там начинать, как он развивается, куда движется. Небольшой вопрос в сторону с сайта пришел. Я напомню, что мы в прямом эфире, можно задавать вопросы на сайте finam.fm, можно по телефону 65-10-996. Вопрос с сайта: "Вопрос к Дмитрию Агарунову. У вас появился новый телеканал "MAN TV". Зачем он вам, медиа другого вида? Какие у вас впечатления после старта?"

АГАРУНОВ: Ну, мы много разных новых форм медиа делаем. Десятки сайтов, всяких экспериментов, проектов. Вот с ICQ был многолетний проект. В том числе 4 года назад мы начали эксперименты с телеканалами. Первый наш канал был посвящен видеоиграм, назывался "Gameland TV". Не сумели мы сделать его прибыльным, могу свалить на кризис, могу не сваливать. Не важно.

Соответственно, использовав тот опыт, ту экспертизу, которую мы получили при создании телеканала, и по-новому посмотрев на посткризисную ситуацию мы выбрали более широкую нишу – телеканал для мужчин. Довольно много мы занимались, я несколько недель провел на "Fox TV", была такая счастливая возможность, и все это вместе привело к тому, что мы выбрали вот такую нишу, так его назвали. Это канал, который поддерживает мужчину в его мужском начале, который напоминает ему, что не нужно быть каким-нибудь юнисексом или метросексуалом. Как ни странно, мы видим, что сегодня в больших городах это не так просто.

Запуск был 30 сентября этого года. Напоминаю, что это суперстартап, а ситуация вокруг все еще больная, все еще кризисная, то есть мы упали, лежим, дальше не падаем, но мы все еще лежим лицом в луже. Тем не менее, мы с большим энтузиазмом решились на этот перезапуск, в нас верит наш японский инвестор. Наверное, вы знаете, что японские деньги – самые консервативные в мире. Тем не менее, в разгар кризиса компании посчитали нужным вложить в нашу концепцию.

По счастливой случайности мы успели попасть в измерения "Gallup". Аудитория за октябрь выросла на 20%, стала 1 миллион почти 300 тысяч человек. Это означает, что для обычного кабельного канала мы очень хорошие. То есть для эфирного мы какие-то очень маленькие, а для кабельного мы в топ-30, в топ-40.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: То есть вы не жалеете, что из издательского бизнеса понемногу где-то одной ногой заступаете в медийное...

АГАРУНОВ: Вы знаете, я никогда не чувствовал себя издателем, никогда не хотел быть, никогда не чувствовал себя журналистом. Мне нравилось, нравится и будет нравиться обслуживать людей. Как мне нравилось это делать за прилавком, так мне нравится делать это сейчас в такой форме. И мы себя чувствуем как сервисная компания, обслуживать людей, их нужды.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это Дмитрий Агарунов, создатель и гендиректор компании "Gameland".

У меня к вам вопрос, коллеги... Оба издательских дома издают журналы для предпринимателей, про предпринимательство. Вот люди, которые участвовали в телешоу "Капитал", жаловались мне, что, в общем, жалко, вроде тему предпринимательства подняли, вроде она для страны важная, рейтингов шоу не набрало и как-то видно, что тема ушла в песок. Насколько вы довольны теми журналами, которые вы делаете для предпринимателей, насколько их хорошо покупают, насколько есть обратная связь? Действительно ли у нас есть люди, которые хотят делать бизнес, действительно ли им эти журналы помогают?

МЕНДРЕЛЮК: Я думаю, доволен журналом. Как бы было сделано много ошибок, не хочется о них говорить. Я бы сейчас строил, наверное, немножко по-другому сеть. Но то, что журналы востребованы в регионах – это очевидно.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Причем у вас, насколько я помню, региональные выпуски отдельные специальные.

МЕНДРЕЛЮК: Да, у нас есть отдельно костромской журнал...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Когда где-то в Нижнем Новгороде на стоечке в бизнес-центре натыкаюсь на бизнес-журналы, я вижу там информацию именно про нижегородские проекты.

МЕНДРЕЛЮК: Несомненно. Потому что, условно, в Нижнем Новгороде публиковать свои журналы... То есть экономические реалии таковы, что люди вынуждены полностью заполнять журналы, если они местные, мягко говоря, джинсой. И не всем нравится читать исключительно джинсу, а это фактически условие выживания региональных журналов. Про газеты я ничего не знаю, но про журналы примерно так. То есть бизнес-журнал – один из тех, у которого нет необходимости этого делать. С другой стороны, существует искривленная бизнес-среда в этой стране, несомненно.

То есть одно дело, когда мы говорим о конкурентной среде в Москве, и это один мир. Когда мы говорим о конкурентной среде в Костроме, Нижнем Новгороде, Ярославле, еще где-то, то там совершенно другие законы. Там люди, особенно старшее поколение, они не верят в конкурентность, они не верят в какое-то оттачивание бизнес-процессов, и мы все знаем, почему. Потому что рычаги конкуренции там другие. И, в общем, в этом смысле, деловым изданиям в этой стране тяжелее.

То есть, есть московские издания, которые, скорее, внутри Садового кольца имеют какое-то значение, они популярны, они действительно источник информации, но они не имеют ничего общего, условно говоря, с костромскими предпринимателями, с нижегородскими, с красноярскими, они имеют отношение к некой ограниченной элите московской или петербургской.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Дмитрий. Это Дмитрий Мендрелюк, создатель издательского дома "Компьютерра". Прервемся на вопрос слушателя. Добрый вечер, Александр, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий, здравствуйте. Это Александр Михайлов, тоже, кстати, ваш давний знакомый.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Кого из Дмитриев? Потому что у нас два Дмитрия сегодня.

СЛУШАТЕЛЬ: Я знаком с обоими Дмитриями, вопрос у меня тоже к обоим. Вопрос у меня такой. На мой взгляд, достаточно очевидно, что монетизация в Интернете медийных продуктов происходит тогда, когда уровень шума станет настолько зашкаливающий, что пользователи в массе своей будут ходить только протоптанными тропами. На ваш взгляд, когда это будет?

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Спасибо, Александр.

МЕНДРЕЛЮК: Я не очень понял вопрос, но мое мнение, что это вопрос не только проникновения Интернета, но еще вопрос смены поколений. То есть я сам не очень активно читаю бумажные издания, тем не менее, читаю. Моему сыну 21 год, он не читает бумажную прессу вообще. Он читает книжки, он смотрит телевизор, в основном спорт по телевизору, и все остальное он делает в компьютере. Это в основном поколение-Y, которое выросло и которое начинает занимать какие-то значимые позиции в обществе, это люди почти что тридцатилетние. Вот тогда... Они как бы никогда не читали бумажной прессы и, скорее всего, не будут ее читать.

АГАРУНОВ: Мой ответ – это просто не важно. Если сосредотачиваться на контенте и зарабатывать на нем, то в какой форме это реализовывать, какие там тропы...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Будешь, по сути, как газета "Ведомости" и за бумажное брать, и за доступ к сайту брать, и за доступ к архиву брать, и еще за рекламу брать деньги и отлично зарабатывать.

АГАРУНОВ: Потому что суть в тех знаниях, которые предоставляем.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: И, по сути, роль этой революции информационной интернетовской... В этом в смысле не надо на нее вестись, что бумажное умерло и все.

МЕНДРЕЛЮК: С другой стороны, мне кажется, что уже исчезло, по крайней мере в той социальной среде, в которой мы общаемся, уже давно нет какого-то разграничения – Интернет и не Интернет. Интернет стал естественной средой, он стал такой с маленькой буквы. Вот как люди говорили "вы мне позвоните на мобильный телефон", а сейчас говорят просто "позвони" и все, и все понимают. Куда еще звонить? На мобильный, конечно. И с Интернетом примерно то же самое, это уже совершенно естественная среда. Другое дело, что рекламный рынок достаточно инертен, он чуть менее реагирует на происходя&&<